Екатерина Гусева: «Муж пытается выгнать меня из дома»

«Муж говорит, что больше всего Гусевой удается блюдо «сыр нарезной». А вот яблоко на завтрак для дочки потереть я больше не рискую — это делает Володя. Потому что утром я вообще с трудом соображаю, брожу по квартире как зомби и все время бьюсь об углы. Муж грозится обить их поролоном…» — рассказывает актриса накануне премьеры мюзикла «Анна Каренина», в котором она играет главную роль.

— Катя, прекрасно выглядите! Трудно поверить, что вы мать 17-летнего сына…

— Наверное, это повод задуматься о собственном возрасте. Но у меня нет ни страхов, ни комплексов на этот счет. Да, Джульетту я уже не сыграю. А вот в роли жены и матери прекрасно себя ощущаю и в жизни, и в кино, и на сцене. Единственный вопрос, который себе задаю в этой связи: «Подожди, Гусева, а у тебя еще будут дети?»

— Но у вас же есть и сын, и дочь, Алексей и Анна…

— Да, слава богу, полный комплект, «под ключ». Но желание сделать еще кого-нибудь меня не оставляет. (Смеется.)

— Дочка у вас появилась только через 12 лет после рождения сына…

— Да, 12 лет все мои мысли и силы были направлены на сына, и у меня не возникало желания переключиться на кого-нибудь еще. Мне не хотелось никого к Леше добавлять. Может быть, причина кроется в моем детстве. Нас-то с сестрой было двое (Настя на четыре года меня младше). И мы постоянно ругались. Сейчас я понимаю, так мы с ней боролись за родительскую любовь. Все хотели выяснить, кого те любят больше. И изводили папу с мамой. Мы и дрались, и царапались, и кусались, и руки выкручивали друг другу. Я не раз гонялась за сестрой с пылесосом, чтобы засосать ее волосы! Вот такая ревность у нас с ней была…

Купит нам мама платья, и сразу у нас скандал: «А почему ей розовое, а мне желтое?!» Помню, на Новый год мне подарили куклу Мальвину с голубыми волосами, в сиреневом платье с белым шелковым нагрудничком. А сестре — огромного черно-белого плюшевого кота. Так я быстренько его распорола — выпустила бедняжке поролоновые кишки. А сестра в отместку подстригла под новобранца мою Мальвину. Разнимая нас, мама всегда говорила: «Катя, ты же старшая, уступи». И это раздражало еще больше! Когда я поступила в театральное училище, мы с сестрой перестали видеться — я уходила на учебу в полвосьмого утра и приходила в одиннадцать вечера. А после окончания Щукинского сразу попала под теплое крылышко Абашкина (Владимир Абашкин — муж Гусевой, бизнесмен, владелец художественно-производственной фирмы, которая занимается изготовлением декораций для спектаклей, передач и шоу. — Прим. ред.).

Руки в карманы сунуть нельзя — оттянутся. Волосы потрогать нельзя, потому что они залачены. Нос и то почесать нельзя — из-за грима. А еще на память о съемках в Париже у Леши остался на руке шрам от сигареты, которую о его руку потушила ассистентка по актерам. Случайно, конечно: неудачно повернулась и задела Лешу… Мой мальчик все очень терпеливо сносил. Но когда мы вернулись в Москву и я спросила, хочет ли он стать актером, сын твердо ответил: «Нет!» Сейчас учится в 11-м классе и, кажется, определился с выбором. Усиленно занимается физикой и математикой. Хочет поступить в серьезный вуз и получить профессию, только не юриста и не экономиста.

— А с Анечкой вы действуете по той же схеме? Заранее делаете ей прививку от актерства?

— О, за нее я спокойна! Пока она застрахована от кино: ни одна съемочная группа не выдержит ее неугомонной энергии и взрывного темперамента. Стоит Анечке оказаться у меня на работе, как она сразу выбегает на сцену. Аннушка уже успела покорить рижскую публику своим появлением — это произошло на гастролях, Театр имени Моссовета не даст соврать… Дочь гиперактивная, подвижная как ртуть. Недавно она со мной репетировала в театре «Московская оперетта», в мюзикле «Анна Каренина». К слову, сейчас вся наша семья живет «Карениной» — все вовлечены, никто не остался в стороне.

Муж уже был в театре, внимательно осмотрел наши высокотехнологичные декорации: разводные мосты, вращающиеся зеркальные двери, движущиеся экраны по 600 килограммов. Пришел, убедился в безопасности машинерии, и теперь я спокойно работаю. А сын проходит роман Толстого в школе, помогает мне разбирать сцены, предлагает свои трактовки. Аннушка уже выучила все вокальные партии! Особенно ей удается романс. Сложит себе веер-гармошку из альбомного листа, обмахивается и поет: «Анна Каренина, Анна Вронская — гордые леди в блестящей толпе». А потом глазки к небу заведет и вопрошает: «Бедная девочка Аня ОблоМская, кто эти дамы тебе?» Умора… Сколько я ее ни поправляла, все равно «ОблоМская» поет. (Смеется.)

Источник

Жми «Нравится» и получай только лучшие посты в Facebook ↓

Екатерина Гусева: «Муж пытается выгнать меня из дома»
Развернуть
Развернуть